Английские эксперты признали криптоактивы имуществом

Криптовалюта обладает всеми признаками имущества – к такому выводу пришли участники специальной рабочей группы.
Английские эксперты признали криптоактивы имуществом

Английское право считает криптоактивы имуществом, говорится в официальном отчете, опубликованном канцлером Высокого суда Англии и Уэльса лордом-судьей Джеффри Восом.

Вос возглавляет специальную рабочую группу по юрисдикции (UKJT) в рамках инициативы LawTech Delivery Panel, целью которой является продвижение использования технологий в юридическом секторе Великобритании. В начале недели UKJT представила отчет по криптоактивам и смарт-контрактам, подготовленный по результатам шестимесячных консультаций. В ходе обсуждений было получено почти полторы сотни откликов от юристов, представителей бизнеса и академического сообщества.

В финансовой индустрии давно ждали присвоения криптоактивам правового статуса имущества, хотя предыдущая судебная практика и определила, что сама по себе информация не может быть имуществом. Криптоактивы - это, по сути, цифровые файлы, что вызывает вопрос об их истинном статусе у некоторых правоведов, и предполагаемая правовая неопределенность привела к некоторому недоверию среди участников рынка.

Теперь с неопределенностью должно быть покончено, ведь, как отмечает UKJT, «криптоактивы имеют все признаки имущества». Тот факт, что они имеют и другие характеристики, такие как нематериальность и децентрализованность, или используют регистр распределенных транзакций и криптографическую аутентификацию, не мешает им быть имуществом.

В отчете UKJT также указываются и ограничения правовых свойств криптоактивов. Поскольку они являются виртуальными, они не могут находиться в физическом владении, а следовательно, не могут быть предметом заклада или залогового удержания. Они могут быть предоставлены лишь в качестве обеспечения таких обязательств, где происходит передача права, но не самого объекта, как при ипотечном залоге или залоге по праву справедливости. В отчете также четко указывается, что криптоактивы не являются документами о праве собственности, документальными нематериальными или оборотными инструментами и не являются инструментами в соответствии с Законом о векселях от 1882 года.

Более того, в отчете содержится предостережение о том, что криптоактивы «нельзя по существу рассматривать как имущество, если в принципе невозможно определить, кому они принадлежат и как можно передать право собственности». Лицо, которое законным образом узнало и получило контроль над соответствующим закрытым ключом, будет рассматриваться как владелец криптоактива. Соответственно, в документе также утверждается, что закрытые криптографические ключи могут действовать как подписи в транзакциях по передаче криптоактивов между сторонами. Они также могут использоваться в качестве действительной подписи в электронных документах в принципе.

Ожидается, что правовая определенность усилит интерес к Англии и Уэльсу как к юрисдикции для регулирования соглашений, основанных на технологиях шифрования.

Комментарии
По порядку

Тренды