Верховный Суд высказался об осмотрительности и ее последствиях

14 мая 2020 в Картотеке арбитражных дел было опубликовано Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ № 307-ЭС19-27597 по делу АО «СПТБ Звездочка» против МИ ФНС № 2 по Мурманской области (№ А42-7695/2017).

Вопрос, который разрешил суд, касается раскрытия содержания института осмотрительности, условий корректной оценки предпринятых налогоплательщиком конкретных мер с учетом целей совершения операций.

Мы уже писали о сути проблемы, с которой столкнулось общество: несмотря на то, что реальность операций со спорным контрагентом была установлена судом, налогоплательщику было отказано в учете их налоговых последствий по НДС в связи с непроявлением должной степени осмотрительности и осторожности. Основные аргументы, на которые сослались нижестоящие суды, состояли в том, что проблемный поставщик исчислил слишком мало налогов, а также не представил книги покупок и продаж.

Верховный Суд провел глубокий анализ не только спорной ситуации, но и самого критерия осмотрительности в его сочетании с реальностью контрагента и совершенных им операций.

Во-первых, имеет значение тот факт, что налогоплательщик действовал исключительно с деловой целью, направленной на достижение экономического результата, и он не знал и не мог знать о недобросовестности своего поставщика (при отсутствии аффилированности и сговора). Иными словами, общество являлось участником сделки, совершаемой в рамках обычного гражданского оборота. А те вероятные противоправные действия, которые могли быть совершены контрагентом или третьими лицами – поставщиками других звеньев, находились вне контроля налогоплательщика. Если сказать проще: он не создавал и не реализовывал вменяемую ему схему по уходу от налогов.

Во-вторых, применение последствий в сделках с участием недобросовестных поставщиков должно зависеть от осмотрительности налогоплательщиков, поскольку такой подход обеспечивает принцип нейтральности налогообложения и стимулирует хозяйствующих субъектов заключать договоры только с реальными контрагентами.

В-третьих, оценка осмотрительности не сводится к анализу эффективности экономических решений бизнеса. Судебной практикой выработаны стандарты налоговой осторожности, которые раскрываются как через условия сделки и ее прибыльности для налогоплательщика, так и деловую репутацию, наличие трудовых, производственных, финансовых ресурсов, опыт, историю взаимоотношений с третьими лицами. Надо сказать, что массу информации о контрагенте, его сфере деятельности, финансовом положении, сотрудниках, бенефициарах сейчас можно найти не только в специализированных информационных базах, но и в сети Интернет, в том числе в соцсетях.

Также для осмотрительности важным является то, насколько налогоплательщик должен был понимать проблемность своего контрагента, исходя из характера сделки, объемов поставки, специальных требований о наличии разрешений, допусков или лицензий, соответствия применяемых цен рыночному уровню и т. п.

Суд подчеркнул, что термин «должная осмотрительность» означает разную степень ее проявления в зависимости от значимости совершаемых операций: либо речь идет об обычном закупе ТМЦ, либо, например, о приобретении дорогостоящих основных средств или выполнении значительного объема работ.

Также в определении через призму осторожности раскрываются, по сути, некоторые аспекты подп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ, содержание которого на практике всегда вызывало множество вопросов. Верховный Суд указал, что если инспекция установит, что налогоплательщик выбрал контрагента, у которого не было возможности исполнить обязательства самостоятельно, и он привлекал в качестве субподрядчиков номинальные структуры, то обязанность доказать соблюдение должной степени осмотрительности возлагается именно на налогоплательщика. Если же качественные и количественные показатели контрагента, включая данные бухгалтерской и налоговой отчетности, позволяли предположить полную уплату им налогов в бюджет, обязанность доказать, что сделка была направлена на получение необоснованной налоговой выгоды, возлагается на налоговый орган.

Что касается фактических обстоятельств по делу, судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Материалами дела не опровергнуты доводы налогоплательщика: о реальности контрагента, у которого в пользовании был склад, который нес расходы на оплату транспортных услуг, аренду помещения; спорная сделка исполнена с привлечением на договорной основе экспедиторских организаций; факт ее исполнения третьими лицами, которые не платят налоги, судами не установлен.

Достоверность налоговых обязательств спорного контрагента не может быть опровергнута только незначительностью исчисленной в бюджет суммы НДС, поскольку судами не установлена недостоверность налоговой отчетности поставщика, не выявлены признаки обналичивания, равно как и перевод денежных средств в зарубежные оффшорные юрисдикции, а также иные факты, свидетельствующие о неполной уплате налогов.

Суд также отметил, что апелляционная инстанция необоснованно отказала налогоплательщику в приобщении в качестве доказательства выписки из книги продаж спорного поставщика, одновременно приняв от инспекции новые доказательства, свидетельствующие о непредставлении спорным контрагентом книги продаж в свою ИФНС.

Указанные обстоятельства послужили основанием для направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 14.05.2020 № 307-ЭС19-27597 по делу № А42-7695/2017).

«Данное дело интересно тем, что вопрос осмотрительности был освещен под разными углами зрения, и ему дана оценка не как безусловной обязанности налогоплательщика и основания для признания налоговой выгоды обоснованной, но и показан дифференцированный подход к этому институту в зависимости от различных обстоятельств», - комментирует решение ВС Антон Труфанов, руководитель практики сопровождения налоговых споров GSL Law & Consulting.

#налоговые споры #осмотрительность #осторожность в выборе контрагента #судебная практика #налоговая выгода

Комментарии
По порядку