Общество смогло отбить обвинение в дроблении бизнеса

В данном деле судом дана оценка и деловой цели, и налоговой реконструкции (ее отсутствию со стороны ИФНС), и факту взаимозависимости, и набору критериев, который налоговые органы всегда выявляют и заявляют в качестве доказательства дробления.
Общество смогло отбить обвинение в дроблении бизнеса

Только факты

Учредитель, физическое лицо, создает в 2008 ООО «НСО-Сервис», которое занимается сдачей в аренду противовыбросового оборудования для бурильных скважин. Применяет УСН на 6 %.

В 2010 тот же учредитель создает ООО «ПВО-Сервис», которое занимается сдачей в аренду противовыбросового оборудования для бурильных скважин. Применяет УСН на 6 %.

Как говорится, найди две разницы. Дальше – интереснее.

ООО «ПВО-Сервис» берет в аренду у ООО «НСО-Сервис» оборудование и сдает его в субаренду за 188 млн руб.

Налоговый орган истолковал данные факты в привычном ключе: есть ВЗЛ, есть УСН – значит есть и дробление бизнеса. И доначислил за три года с группы компаний налогов, пени и штрафов на 184 млн руб. (иногда совпадения бывают просто удивительными).

Суть позиции инспекции состояла все в тех же стандартных обвинениях, что учредитель (он же руководитель) ООО «НСО-Сервис» решил минимизировать налоги с крупной сделки, которая сулила такое повышение дохода, что его первое общество точно лишилось бы права применять УСН. Потому вторая организация – ООО «ПВО-Сервис» была создана исключительно с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

Вместе с тем, суды всех инстанций не поддержали ИФНС и по существу предъявленных претензий, и по методике исчисления недоимки.

В чем деловая цель?

Не часто в делах о дроблении встретишь разбор деловой цели. Порой складывается такое впечатление, что налогоплательщики и их представители не могут внятно ее объяснить. Чувствуют, что она где-то есть, но не знают, как донести эту идею до суда. Либо еще хуже – набор признаков, которые выявляют проверяющие из дела в дело, перевешивает любую деловую цель, что, конечно, неправильно по сути.

По данному делу суд сделал акцент именно на деловой цели, которая подробно объяснена учредителем компаний.

Учредитель рассказал суду, что создал ООО «ПВО-Сервис» для того, чтобы привлечь деловые связи двух своих будущих партнеров, которые впоследствии стали соучредителями компании с более значительными долями участия. Это позволило заключить долговременную сделку с крупным заказчиком. Один из его деловых партнеров в ходе проверки подтвердил эти факты (второго ИФНС не допросила) и пояснил, что это была их совместная инициатива заключить выгодный контракт.

Также суд обратил внимание на то обстоятельство, что ООО «ПВО-Сервис» регулярно выплачивало дивиденды своим участникам (в общей сумме 110 млн руб.). И отразил некоторые неточности в доводах инспекции по поводу предмета договора. Суд установил, что ООО «ПВО-Сервис» арендовало оборудование у своего ВЗЛ только частично, остальное закупалось (на 7,5 млн руб.).

Суд пришел к выводу, что факт создания и деятельность ООО «ПВО-Сервис» обусловлены причинами делового характера и не связаны с необоснованной налоговой выгодой.

Суд также указал на тот факт, что что на момент регистрации ООО «ПВО-Сервис» учредителю принадлежала еще одна компания. Если бы он хотел реализовать схему, мог использовать эту организацию. Вместе с тем, она уже была со своей историей, поэтому целесообразность создания нового юрлица состояла в том, что в него должны были войти два других учредителя, что и произошло через несколько месяцев.

Разбор критериев

Данная часть не менее важна, поскольку суд не усмотрел злого умысла в едином руководстве, ведении бухгалтерии обеих компаний одним лицом и во взаимозависимости организаций. Все инстанции также не согласились с утверждением ИФНС, что следующие признаки свидетельствовали о дроблении: создание юрлиц одним учредителем, из чего следовала подконтрольность ООО «ПВО-Сервис»; осуществление одинаковых видов деятельности; финансовая и техническая зависимость ООО «ПВО-Сервис» от ООО «НСО-Сервис»; отсутствие в штате ООО «ПВО-Сервис» квалифицированных сотрудников, которые привлекались за счет второй компании и т. д.

В противовес доводам инспекции суд указал, что обе компании имеют расчетные счета в разных банках, ведут бухгалтерский учет обособленно, считают и платят налоги по результатам своей деятельности, не распределяя между собой выручку. Все операции по договорам аренды носят реальный характер, они отражены компаниями в учете, который носит достоверный характер. А существовавшие между организациями долговые обязательства были решены в судебном порядке.

По поводу персонала суды указали, что потребность в высококвалифицированных специалистах для технического обслуживания оборудования у ООО «ПВО-Сервис» возникала лишь на короткий срок, поэтому держать их штате было экономически нецелесообразно. Причем для выполнения работ компанией привлекались лица, которые не являлись сотрудниками ООО «НСО-Сервис». И в целом совместительство в организациях было незначительным.

Суд также указал, что участие общего учредителя в совещаниях с контрагентом ООО «ПВО-Сервис» после того, как он перестал был его руководителем, является нормальным и логичным, поскольку он выступал от имени собственника оборудования, а также оставался участником компании и имел право получать информацию о деятельности своей организации.

И, пожалуй, наряду с деловой целью второй важный вывод, к которому пришли суды при рассмотрении дела – это самостоятельность организаций. При осуществлении каждой своей деятельности, получении доходов, несении расходов и т. д. никто ни за кого не платил, а отношения между компаниями носили возмездный характер.

Примечательно, что суд не стал рассматривать факт подконтрольности компаний одному лицу в качестве негативного критерия, а указал, что это обстоятельство не может являться основанием для консолидации доходов двух самостоятельных компаний.

В данном деле существенную роль сыграл и человеческий фактор. Суды активно ссылались на показания допрошенных инспекцией свидетелей, которые были в пользу налогоплательщика, и объясняли многие факты и обстоятельства по делу, включая деловую цель. Причем в качестве обоснования вывода об отсутствии умысла в действиях налогоплательщика, суды учли постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении общего учредителя компании.

О налоговой реконструкции

Далеко не всегда суды уделяют отдельное внимание расчетным вопросам в налоговых спорах. Как правило, это бывает, когда именно в этом состоит суть вопроса, либо налоговый орган допустил принципиальное нарушение прав налогоплательщика.

По данному делу суды указали на недостоверность расчета инспекции сразу по нескольким основаниям. Во-первых, НДС был исчислен «сверху», а не по расчетной ставке «изнутри» выручки. Практика по этому вопросу сложилась уже на уровне Верховного Суда РФ. Во-вторых, начисляя сверх выручки, то есть за счет собственных средств налогоплательщика, инспекция не включила НДС в расходы, тем самым допустив неверное исчисление налога на прибыль. В-третьих, компании за спорный период уплатили 16 млн руб. единого налога, который не был учтен при доначислении недоимки, пени и штрафа (Определение Верховного Суда РФ от 14.05.2020 № 306-ЭС20-2521 по делу № А06-8005/2018).

По своей сути и по содержанию дело очень показательное. И вопрос даже не в том, что общество смогло закрыть все доводы инспекции своими контраргументами. А в том, что это пример, как обстоятельства, которые налоговые органы всегда выставляют в негативном свете, могут при правильном подходе налогоплательщика оказаться нейтральными либо сыграть в его пользу.

#дробление бизнеса #судебная практика #налоговые споры

#подконтрольность #взаимозависимость

Комментарии
По порядку

Тренды